Главная » Актуально » Почему в России забыли про лен?
Вышел из печати очередной номер журнала «Актуальные агросистемы»

читайте в номере »
скачать журнал в формате PDF
Почему в России забыли про лен?

В то время как США, ЕС, Канада проводят закрытые программы по льну, в России разоряют последние семь еле дышащих предприятий по производству и переработке льноволокна. Между тем важно понимать, что льноволокно – это уникальный материал для использования в оборонной и космической промышленности, в самолетостроении, в фармацевтике, в текстильной отрасли, для производства целлюлозы и композитных материалов. Спецодежда с добавлением льна жизненно важна для космонавтов, атомщиков, пожарных, нефтяников, газовиков. Термостойкий, антистатичный природный материал лен по техническим параметрам превосходит все известные искусственные волокна.

Почему в России забыли лен? Почему в нашей стране осталось пять специалистов по льну? Почему в США лен запрещен для экспорта, а Китай серьезно подумывает о закрытой программе? Каким регионам России лен сможет помочь выбраться из экономического коллапса? На эти и другие вопросы ответили участники  недавно состоявшейся проектной сессии «Лен в Нечерноземье – состояние и перспективы развития отрасли», организованной Институтом демографии, миграции и регионального развития и Движением развития. Отметим, что сессия прошла в рамках программы «Проектное государство».

то спасет Нечерноземье?
Лен должен стать якорной культурой для Нечерноземья, считает Юрий Крупнов, председатель Наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, модератор сессии. «Надо делать ставку на лен как на новый технологический уклад, тем более что в современной индустрии льноволокно имеет колоссальную востребованность. Организовав индустрию полного цикла, получим серьезный результат для подъема Нечерноземья», – подчеркнул он.
Пока же Россия вынуждена завозить льноволокно из-за границы. Этот факт демонстрирует нашу  вопиющую бесхозяйственность. В соседней братской Беларуси льна собирается в 4 раза больше, чем во всей России.

Но так было не всегда. Сергей Белопухов, профессор Российского аграрного университета им. К.А. Тимирязева, специалист по льну, рассказал, что одним из первых Указов Петра I в 1703 г. был Указ о развитии льноводства и коноплеводства на Руси. Этот Указ подтвердила и Екатерина II. В начале XX века эта же инициатива прошла через Госдуму Российской Империи. «Если вспомнить историю, то такие вещи начинали проводиться сверху», – недвусмысленно намекнул ученый.

О том, что в советские годы лен давал 70 % дохода для Нечерноземья, рассказал Валерий Живетин, советник генерального директора Центрального научно-исследовательского текстильного института. «США за 5 лет обогнали Ивановскую область по производству льноволокна, организовав всю цепочку. Сегодня лен в США запрещен к экспорту и является закрытой программой! Во Франции лен начинает конкурировать с виноградом», – отметил Живетин.

SOS: нехватка специалистов
Одна из основных проблем отрасли – это проблема нехватки специалистов. Актуальна эта проблема и для агропромышленной отрасли в целом. «Единственная кафедра, которая готовит специалистов по льнопереработке – это кафедра в Тверской государственной сельскохозяйственной академии. До 2000-х гг. еще готовили специалистов в Костроме и в Тимирязевском университете в Москве», – рассказал Белопухов. Его слова подтвердил Михаил Кухарев, генеральный директор ассоциации «Российский лен», обратив внимание на то, что в обучении студентов льнопроизводству больше заинтересованы китайские и индийские власти, нежели власти нашей страны. «Китайцы обучили в Костромском институте 5,5 тыс. студентов, сейчас индийцы обучают своих студентов у нас», – рассказал М. Кухарев.

Человек – льнолегенда: исповедь души
В России осталось не более 5 специалистов, способных организовать уникальные производства с использованием льноволокна для различных отраслей промышленности. Одним из таких «мамонтов» является вышеупомянутый Михаил Кухарев. Этот человек 12 лет возглавлял льняную промышленность в России, работал восемь лет в Китае и создал там мощнейшую промышленность, курировал льноводство в Беларуси. Сейчас он создает промышленный кластер по производству и переработке льноволокна в Индии.
Кухарев привел уникальную сверхрентабельную схему производственного цикла для короткого льноволокна. «Лен – это экспортный товар. Я давал до 90 % валюты министерству», – рассказал он. Помимо льноволокна Кухарев участвовал в организации производства льняного масла и воска. Представьте себе, что все кабели на космических кораблях, которые выходили в открытый космос, обрабатывались именно таким воском, потому что он выдерживает температуру до минус 150 °С. «Сейчас наша страна закупает этот воск в Польше по 28 тыс. долл. за грамм», – посетовал специалист по льну.
Михаил Кухарев рассказал, что Китай сейчас производит почти 1 млн т льняного волокна и закупает по всеми миру столько, сколько может закупить. Далее они его перерабатывают и поставляют «Газпрому», шахтерам, нефтяникам и т.д. в виде спецодежды. В то же время наша промышленность умирает. «Было 101 предприятие, где производилась продукция из льноволокна, а сейчас осталось всего семь еле дышащих», – подчеркнул он.

Но, самое главное, по мнению Кухарева – это перспективы льноводства, которые успешно реализуются в Китае. «Сегодня в мире проводятся закрытые программы по льну в Америке, в Канаде, в Европе, серьезно думают о закрытых разработках и в Китае. А все по причине того, что льноволокно используют в производстве целлюлозы, углепластика. Углепластик – материал, который невидим для радаров, прочнее в 10 раз, чем металл и в 10 раз легче. Части самолета «Боинг» сделаны из углепластика. Ткани из льна используются в спецодежде, в космонавтике, в атомной промышленности, на северах, для военнослужащих Северного флота», – отметил гендиректор ассоциации.
Лен – не региональная культура, а общероссийская

В России сложилось исторически, что Тверская область производила 50 % льноволокна, а Костромская область 40 % льноволокна перерабатывала. Михаил Кухарев рассказал, что в Костроме есть уникальное предприятие по выпуску прядильной машины – единственной, на которой весь мир производит пряжу от 50 до 120 номеров. В Индию этим заводом поставлено 200 машин в течение 20 лет. Вся ткань, произведенная индийским заводом, идет на развитие космонавтики, атомной промышленности, для нужд министерства обороны Индии. А завод в Костроме на грани уничтожения, на директора завели уголовное дело и предприятие не может взять кредит, сетует Кухарев. Он рассказал, что в Китае создают аналог такой машины. Правда пока у китайцев не все получается: их машина служит три года, а российская – 40 лет.
Сейчас заключен контракт с Костромским заводом на 80 прядильных машин для Индии, но завода нет. «Мы пытаемся начать производить такие машины в Вязьме на другом предприятии. В 2016 г.  Индия планирует закупить еще 200 машин. В Орше (Беларусь) работает 80 наших машин и сейчас заказано еще 40. Египет и Бразилия заказали по 20 прядильных машин. И наша промышленность должна бы эти машины заказывать, но завода нет», – резюмировал Михаил Кухарев.

Каковы перспективы отрасли в России?
Сегодня благодаря невероятным усилиям профессионалов, таких как Михаил Кухарев, под Воскресенском строится лаборатория по разработке натуральных композиционных материалов из отходов льнопереработки. В планах выпуск уникальной инновационной продукции – корабельной доски, отделочных материалов, в том числе для пристаней, для колонн, для других поверхностей,  утеплителей для районов Севера. Правда, помощи от правительства нет.

Нет и федеральных дотаций на лен. «Даются дотации на сев, потом лен остается в поле и потребителя рыночного масштаба не находится», – дополнил картину Валерий Живетин.

Организаторы проектной сессии (Институт демографии, миграции и регионального развития и Движение развития) готовы представить правительству и Минсельхозу России проект по реализации программы льноводства в Нечерноземье. Доказанная на примере других стран сверхрентабельность производственного цикла, а также уникальность льнопродукции требует решений сверху. Россия не должна отказываться от сырьевых богатств, которые имеет, речь идет о льноволокне, которое мы успешно производили и можем производить. «В Нечерноземье нужно реализовать межрегиональный льняной кластер», – заявил руководитель программы «Проектное государство» Юрий Крупнов.

Материал подготовила
Ксения Авдеева